?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В электронно-текстовом виде публикуется впервые.

логотип

К. Н. Анненков. Некролог.

28 февраля скончался в своем имении, с. Ивнице льговского уезда Курской губернии, Константин Никанорович Анненков на 86 году жизни.
Не будет преувеличением сказать, что в лице покойного русский юридический мир потерял одного из популярнейших цивилистов и процессуалистов. Вряд ли есть в России юрист-теоретик или практик, представитель адвокатуры или магистратуры, начинающий кандидат или сенатор, который не прибегал бы к помощи Анненкова.

Два крупных труда Анненкова представляют собой, несомненно, тот памятник, благодаря которому имя их автора еще долго будет жить среди русского общества: "Система русского гражданского права" и "Опыт комментария к уставу гражданского судопроизводства".

Что касается "Системы", то она не раз подвергалась критике на страницах печати. Известны теневые стороны этого труда Анненкова: нелюбовь к теории, не совсем удачные система и метод работы, игнорирование западно-европейской литературы, недостаточный и чисто случайный подбор сравнительно-правового материала, наконец отрицательные внешние стороны - изложение, отсутствие указателей, - делающие нелегким чтение и пользование книгой.

И, все-таки, эти недостатки не помешали "Системе" выйти вторым, а отчасти даже и третьим изданием, несмотря на свои размеры, несмотря на то, что в России юридическая литература до сих пор почти не имеет покупателя, а юридические журналы - подписчика. Очевидно, что есть в обществе потребность, которой Анненков сумел пойти навстречу. И, действительно же, его "Система" является одним из крупнейших явлений в науке гражданского права за последние десятилетия. То, что было сделано Анненковым, сделано добросовестно и обстоятельно. Русская литература у него изучена до мелочей, кассационная практика ему известна в совершенстве, нет такого спора, который был бы им обойден, как нет вообще мало-мальски важного вопроса гражданского права, который Анненков не пытался бы решить на почве русского права, интерпретируя для этого наши гражданские законы, где бы они не были помещены в своде законов, привлекая судебную практику и сводя все мнения, высказанные в литературе. В сущности, в "системе" мы имеем энциклопедию русского гражданского права: обращаясь к ней по любому вопросу, мы можем быть гарантированными с исчерпывающей полнотой как литературных указаний, так статей закона и тезисов практики.

Этот труд выполнен, несмотря на те общеизвестные трудности, которые ставит подобной работе наш X том с его бедностью в области основных положений, с его казуистичностью, пропусками, повторениями, неясностями и противоречиями. Когда припомнишь еще, что "система" писалась без знания иностранной литературы, без той теоретической подготовки, которая дается знакомством с западно-европейской наукой, то начинаешь преклоняться перед поразительной энергией автора и любовью к делу. Как ни как, многотомный труд доведен до конца, а сколько русских цивилистов, европейски образованных, видных в науке, дальше первых томов и выпусков своих систем гражданского права не пошли!

"Опыт комментария" такого значения, как "Система", иметь не может: XVI-й том - не X-й, да, кроме того, имеется еще капитальный к уставу гражданского судопроизводства Исаченко. Тем не менее и от "Опыта" нельзя отнять всей его важности, и о нем можно повторить mutatis mutandis все сказанное только что о "Системе". Перу Анненкова принадлежит еще ряд статей по вопросам гражданского права и процесса, потом возведенных им в соответствующие места "Системы" и "Опыта", неоконченные "Начала русского гражданского права", а также книга "Задача губернского земства".

Покойный служил Родине и обществу не одними литературными трудами. Он был также юристом-практиком, как почетный мировой судья и на протяжении целых 15 лет председатель съезда мировых судей (Льговского). Он, наконец, был одним из членов комиссии по пересмотру судебных уставов.

Как человек просто, Анненков был далеко незаурядной личностью. Кандидат прав Харьковского университета выпуска еще 1865 г., он был типичным шестидесятником. Почти всю жизнь он прожил в деревне, среди крестьян, входя в их нужды и интересы, строя для них школы, больницы... Известны такие, например, факты из его жизни, как постоянные заботы об устройстве бывших своих дворовых или пожертвование без всякой огласки около 30 000 руб. на переселенческое дело.
Мир праху этого труженика и сердечного человека!

П. Кравцов.

Источник: "Право", 21 марта 1910 г.

-